суббота, 25 июня 2016 г.

А вдруг придется умереть

Наверное, у каждого бывают минуты, когда все видится в чёрном цвете. Тогда невыносимо жалко себя и хочется кому-то пожаловаться на свою неудавшуюся жизнь. Притом, по опыту знаешь, что через какое-то время такое мироощущение пройдет, и ты сама удивишься: что на меня нашло? Но в тот момент, тебя словно накрывает тёмным крылом депрессии. 
В такие часы мне вспоминается рассказ одной моей знакомой. Приведу его здесь от первого лица.



«Не так давно мы с мужем провели замечательный вечер в приморском городке. Была у нас некая дата. Поехали уже после обеда, к вечеру. Посидели в уютном ресторанчике на берегу, а потом гуляли по набережной. Ночь опустилась такая теплая, ветер так ласково веял морской свежестью и цветами, звезды сияли такие огромные и многообещающие – какие бывают только в юности… Они затмили все неустройство, и жизненные сложности временно отступили на второй план. Мы шли, держась за руки, и нам было на редкость хорошо друг с другом. Я вдруг почувствовала себя абсолютно счастливой;  будь я доктором Фаустом, непременно бы воскликнула: «Остановись мгновенье - ты прекрасно!». И тут же вкрадчивая мысль: «Не слишком ли прекрасно? Так долго не может продолжаться, что-то должно нарушить идиллию».

Вечером я обнаружила, что одна грудь как-то странно болит при нажатии, притом внешних изменений нет. Уром и к вечеру следующего дня боль не прошла. Тут я кинулась в интернет и нашла много информации, отчего может быть подобная боль и как опасно затягивать обращение к врачу, игнорируя первые тревожные признаки. Начитавшись, что еще должно настораживать, я провела самопроверку молочной железы. Показалось, что и ткань вроде бы неоднородная, и будто какие-то уплотнения в области боли…
И тут я задумалась о возможности в скором времени умереть. Одна моя родственница погибла от рака груди. Причем, она долго боролась за жизнь  – прошла  и ампутацию, и химиотерапию, но в конечном итоге ничего не помогло… Поэтому для меня заболеть ЭТИМ означало - медленно или быстро, но идти к концу.
Сначала я принялась рассуждать рационально: «Ну вот, может, и мое время пришло… Господь меня забирает. Все когда-нибудь приходят к этой точке. Надо успеть сделать то, что важно.
Сколько у меня времени? От полугода до года. В свете последних событий, многое из запланированного теряет актуальность. Курсы английского, допустим, мне теперь ни к чему… Покупки и поездки тоже. Надо срочно дописать книгу! И начать вести дневник умирающего… вдруг выйдет шедевр, и человечество меня запомнит». 

Утром второго дня хлынула смесь чувств: и тоскливо, и мужа жалко, и «а как же они, близкие», и вообще… Как я посмотрю в глаза знакомым? Ведь они станут меня жалеть, рассуждать меж собой, за что меня это постигло, искать причины и мою вину. Я точно это знаю, потому что вспоминаю, как я жалела и рассуждала, и как втайне радовалась, что это не со мной, и даже никогда не примеряла на себя такое! Будто со мной уж точно такого не может случиться: ведь не за что же!



К вечеру я со всей остротой поняла, что ужасно люблю эту жизнь: эту луну, небо, поездки, встречи, и все-все повседневные мелочи вдруг стали до отчаянья дороги. Я могла бы спросить, подобно князю Мышкину: «Как можно быть несчастным, если ты живой?!», «Как можно быть недовольным, если ты здоров?!»
…В конце недели я встретила приятельницу, бывшего врача.  Слово  за слово – рассказала ей о своих подозрениях. Она успокоила: это похоже на невралгию. Возможно, продуло где-то. И точно! По дороге я еще жаловалась, что на меня дует из кондиционера.

Когда опасения миновали, я почувствовала такой прилив удовольствия от жизни, такое принятие всего, что в ней есть, что даже перестала воспитывать мужа, что в последнее время не могла в себе остановить.  Недовольство пропало, и тоска, и столько сразу планов, желания их осуществить, такая энергия попёрла, такое желание жить! И такая в сердце проснулась благодарность Богу, что у меня есть эта замечательная жизнь и этот несовершенный, но чудесный человек рядом».

Комментариев нет :

Отправить комментарий